Громкие и незаметные: переводчики — опора ООН (часть 1). Бюро переводов в Санкт-Петербурге
☰ Меню

Громкие и незаметные: переводчики — опора ООН (часть 1)

Переводчик Ребекка Эджингтон

Без целой армии многоязычных устных переводчиков деятельность ООН быстро сошла бы на нет. Люди, подобные Ребекке Еджингтон, обеспечивают проведение совещаний 193 государств, несмотря на всеобщую неразбериху голосов, и помогают враждующим странам поддерживать коммуникацию на нейтральном уровне.

Сейчас утро, и Ребекка, штатный устный переводчик ООН с 2004 года, уже находится в своей слабоосвещенной кабинке, расположенной высоко над огромным залом собраний во Дворце Наций ООН в Женеве. Она так быстро читает вслух, что слова льются сплошным потоком: …concerns are raised by reports of an increase in cases of incitement to hatred and other manifestations of intolerance…

Однако оказывается, что она все же не читает… Делегат из Белоруссии практически одновременно с ней читает русский текст с листа. А Ребекка переводит его вслух на английский, пока делегат пробегает свою подготовленную речь.

Синхронный перевод — основная обязанность устных переводчиков ООН. На таких совещаниях (на данном обсуждались вопросы по правам человека в Норвегии) речь произносится на умопомрачительной скорости, чтобы каждый делегат смог за отведенное короткое время выдать как можно больше информации.
Ребекка объясняет, что в идеале речь переводчика должна звучать точно так же, как «звучала бы речь оратора, если бы он (или она) был носителем английского». Но иногда задача сводится единственно к тому, чтобы как можно быстрее вычленить смысл.
Р. Эджингтон — переводчик в штате организации в Женеве, насчитывающем 101 человека. В английской кабинке работают 18 синхронистов, кроме того, на случай необходимости присутствуют еще 50 внештатных сотрудников.

Работа на объектах

Ребекка была одним из переводчиков со стороны ООН в Женеве и Монтре (Швейцария) на переговорах по Сирии между российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым и Государственным секретарем США Джоном Керри в 2014 году. В 2012 году она работала с его предшественницей Хилари Клинтон.
Ей приходилось переводить и в менее цивилизованных условиях. В 2000 году, будучи внештатным переводчиком Совета Европы, Ребекка в числе небольшой дипломатической группы прибыла на вертолете в Чечню. На ней были бронежилет и бронешлем. В ходе их пребывания там внезапно раздался взрыв, но их не захватило.

«Было страшно», — признается она. Полевые миссии на территории военных действий — дело добровольное. Раньше Ребекка Эджингтон никогда не отказывалась. Но сейчас ей 43 года, и она жена и мать двоих маленьких дочерей, поэтому она говорит, что хорошенько бы подумала, прежде чем снова принимать такое предложение. Хотя полагает, что в критический момент было бы сложно сказать «нет».

Совещания ООН — в штаб-квартире ли в Женеве, или в Нью-Йорке, или же в ходе спецмиссий по всему миру — проходят на одном из шести официальных языков: арабском, китайском, английском, французском, русском или испанском.

Начальник Ребекки, ответственный руководитель отдела устных переводов в Женеве, Александр Войтенков, объясняет, что синхронисты ООН родом из разных стран, однако, их национальность «ни на что особо не влияет, самое главное — профессионализм и приверженность идеалам Организации Объединенных Наций». 

А что происходит «за кулисами»?

Что делают переводчики вне рабочего времени? Некоторые занимаются музыкой. Ребекка Эджингтон играет на флейте. Нейл Камминг — на кларнете. Недавно вышедший на пенсию Джон Интратор — профессиональный скрипач. По его словам, синхронный перевод «предъявляет много требований, но эта работа не всегда приносит удовлетворение», и многие переводчики уделяют время другим «более творческим занятиям, для которых нужно больше усердия».

Коллеги Джона Интратора рисуют, занимаются фотографией, пишут книги. Некоторые получают дополнительное образование, например, по международным отношениям, юриспруденции и другим областям. И практически все — так, для себя — «изучают множество редких языков», как говорит Нейл Камминг, чья нынешняя цель — грузинский для начинающих.

Под прицелом тысяч глаз

Р. Еджингтон, родом из Британии, переводит с русского, немецкого и французского на английский. Устные переводчики ООН должны владеть не менее чем двумя рабочими языками помимо своего родного.

Она признается, что перевод с русского — особенно занятный и… напряженный процесс. Почему? Российские делегаты часто пристально следят за тем, что говорят переводчики, и если представителю России не нравится выбор слова или идиоматического выражения, они заявляют об этом переводчику, причем зачастую в ходе самого перевода. Коллега Ребекки так отзывается о моментальной критике со стороны русских: «Они не устраивают судебных экспертиз, жертвы им нужны живыми!».
Как объяснил Джон Интратор, скрупулезных надзорщиков «очень смущает», если при переводе на английский переводчик не следует русскому порядку слов: «Иногда нам приходится жертвовать качеством, чтобы дать им то, что они хотят». 

Во время одного из недавних собраний вдруг отпала необходимость в услугах Ребекки… Перед началом она предположила, что «Украина едва ли станет говорить по-русски сейчас», и, действительно, делегат произнес свою речь на английском.

По материалам сайта swissinfo.ch.
Посмотреть все статьи

Бюро переводов «Прима Виста» — это надежность, оперативность и качество. Мы переводим с более чем 120 языков мира, а спектр наших услуг позволяет удовлетворить практически любые запросы наших клиентов. В сфере языковых переводов мы можем практически всё. Приглашаем вас убедиться в этом!

Отправить заявку на перевод